БЕЛЯКОВА ЛИДИЯ

Лидия Белякова.

Натюрморт в акварели.


Не каждый художник способен найти такое число композиционных построений и создать столь многообразный поэтический мир из цветов и самых обыденных, часто незаметных предметов быта, как Лидия Белякова, которая представила на выставке несколько десятков очень плотных и живописно фактурных натюрмортов. Акварельная техника по своим возможностям дает большой простор для воплощения творческих замыслов художника, а Лидия Ивановна блестяще овладела приемами создания акварельных по своей воздушной интонации и одновременно обладающих стереоскопической глубиной пространства произведений, добиваясь этого эффекта объема многослойными лессировками, как это было принято в живописи маслом у старых мастеров. Л.И. Белякова много лет отдала педагогической работе в Заочном народном университете искусств, и все это время продолжала заниматься творчеством. Она является не только членом Союза художников России, но и членом еще ряда творческих объединений: объединения «Художник» и Международного художественного фонда, в конкурсах и выставках которого она принимает регулярное участие. Свои акварельные работы последних десяти лет Л.И. Белякова показывала в галерее «А3» на Арбате, в галерее на «На Каширке», два раза в год она участвует в выставках «Мир глазами зодчих» в «Доме на Брестской».

Человека связывают  с миром предметы. Они выражают время, характер человека и его отношение к жизни. Натюрморт – не просто набор предметов. Это частица жизни художника. Свою выставку я бы назвала «Натюрморт в акварели».
Волею судеб я «привязана» к дому, поэтому писать могу только то, что вижу в нем. Это натюрморты, интерьеры, а иногда и мои мечты, фантазии. Так, например, меня очень волнует военная тема. В детстве я пережила войну в Москве. Это голодно, холодно и темно. В школу я пошла в 1944 году. Уроки учила при свете керосиновой лампочки, любила чистописание – «нажим – волосок – нажим – волосок». Папа мне помогал, учил писать красиво. Он служил в железнодорожных войсках – это был стратегический объект на военном положении, но мне казалось, что он всегда рядом со мной. Мы обожали друг друга, и я училась у него всему, что он умел делать, а он умел делать все. Он шил мне «бурки», подшивал валенки, выращивал помидоры небывалой величины, а позже сколачивал этюдники, мольберты, планшеты, натягивал холсты, грунтовал их. Тогда, в послевоенное время, мы все делали сами, магазинов не знали, да и покупать была не на что.
Предметы военного быта волнуют меня как воспоминания детства, отрочества и послевоенной юности: алюминиевая кружка, керосиновая лампа, картошка в «мундире», стакан и ломоть хлеба как знак поминания. Всех выживших и погибших помним! Открытая рана! Боль сердца! Выцветшая пилотка с красной звездой! Победители! На всю жизнь боль. Через всю жизнь я несу в сердце эту войну. Всякий раз, когда я пишу натюрморт на военную тему, мне кажется, что в нем присутствует папа.
После седьмого класса родители повели меня в художественно-промышленное училище на отделение вышивания, потому что я увлекалась вышивкой гладью. Это и решило мою судьбу. Год учебы в училище подготовил меня к поступлению в художественное педагогическое училище памяти 1905 года. Здесь были прекрасные педагоги: Саханов, Серова, Соколов, Дубинчик, Авсеян, Плахотный, художественным руководителем у меня был В.Н. Бакшеев. По окончании училища я была направлена на работу в школу, где преподавала рисование и черчение. Работала с увлечением, вела кружки рисования в Доме пионеров и Доме культуры. Писала рекламные плакаты для кинофильмов. Затем судьба привела меня в ЗНУИ (Заочный народный университет искусств). Здесь я работала методистом, то есть составляла учебные планы, поурочные разработки и многому училась у своих коллег, педагогов ЗНУИ.
Общение с разными самодеятельными художниками обогатила мою фантазию, и я стала писать смелее. Сначала больше маслом, а когда закончилось мое «служение» ЗНУИ и я вышла на пенсию, то увлеклась акварелью. Мне хотелось передать материальность и пластичность предметов, поэтому я заинтересовалась плотной и многослойной живописью акварелью по сухой бумаге и решила воспользоваться ей в своих современных работах. В этой технике расчет идет на прозрачность краски, когда один цвет просвечивает из-под другого, создавая новый оттенок, игру цветовых нюансов. В этой манере в разное время работали К.П. Брюллов, А.А. Иванов, И.Е. Репин, В.И. Суриков, М.А. Врубель и другие великие мастера прошлого.

1
"Театральный натюрморт". Бумага, акварель. 60х70. 2010.


P2177227_1_2  
"Натюрморт с зеленым яблоком". Бумага, акварель. 35х50. 2008


_NIK1005
"Натюрморт с ромашками". Бумага, акварель. 38х48. 2005



окно

"Окно". х.м. 50х35. 1970.


поход метро  
"Поход в метро". х.м. 30х25. 1956


_NIK1009  
 "Натюрморт с полевыми цветами". Бумага, акварель. 48х30. 2008.


Новый Год Дракона
"Новый год Дракона". Бумага, акварель. 30х30. 2014.


Русское реалистическое исскуство  
"Русское реалистическое искусство". Бумага, акварель. 58х55. 2014


Земная жизнь Валентина  
"Земная жизнь Валентина". Бумага, темпера. 80х63. 2015


_MG_7202-8  
"Этрусски. Танец". Бумага, акварель, пастель. 60х80. 2010.

_MG_1304  
"Автопортрет". Картон, масло. 33х25. 1956 

Картины: